13.03.2018 

Классный час, посвященный дню рождения Гагарина, прошел в Политехническом колледже вуза. 9 марта Юрию Алексеевичу исполнилось бы 84 года. На встрече говорили о том, что было созвучно характеру первого космонавта, чем он дышал, что он любил.
Русский человек, советский. Юрий Алексеевич Гагарин. Он был первым человеком, вступившим в черное безмолвие космоса. И он был сыном России. Космос – вещь великая, но хорошо бы узнать и что-то о человеческой душе, о самом Юрии Гагарине. О том, каким он парнем был, каким он остался в памяти людей.

Открывая урок, директор Политехнического колледжа Владимир Григорьев отметил важное нововведение 2017 года – у первокурсников теперь появился предмет «Астрономия».

– Астрономия поможет правильному формированию мировоззрения. Человек должен понимать, как устроена Вселенная, как работают законы физики на других планетах, – сказал Владимир Иванович.

Надеемся, что возвращение астрономии позволит повысить интерес к астрофизике, робототехнике и к инженерному делу в широком смысле слова.


ЗЕМНОЙ НЕЗЕМНОЙ ЧЕЛОВЕК



Ушедшая навсегда советская эпоха оставила нам в наследство немало легенд, которые просуществуют еще не одно столетие. Самой яркой и, вне всяких сомнений, самой славной из них является первый в истории человечества летчик-космонавт Юрий Гагарин.

Парень с простым, донельзя открытым лицом. Знал ли он, что ему предстоит снискать отнюдь не мировую, а вселенскую славу за отпущенный предательски короткий век? Навряд ли. Ведь даже в клубе авиалюбителей он окажется лишь в год своего двадцатилетия и, проникнувшись научными гипотезами Циолковского, навсегда заболеет идеей вырваться за пределы земной атмосферы.

Ни для матери, ни для отца, ни для братьев и сестры, читавших письма от Юры, в которых он описывал тренировочные полеты на маленьком учебном самолете, конечно же, не было очевидно, что фамилия Гагарин станет нарицательной. А попить чайку и сфотографироваться с молодым невысоким парнишкой, первым покорившим космос, будет почитать за честь – в нарушение всех норм и правил королевского этикета – даже ее Величество Елизавета II.

«Соколом» или «гением полетов» курсанта Гагарина было назвать сложно. В какой-то момент он был на грани вылета! Правда, из училища. Нет-нет! Юрий превосходно и даже несколько отчаянно выполнял сверхсложные полетные задания, давая фору своим ровесникам. А вот на посадку заходил не очень... Оказывается, он плохо видел траекторию захода из-за невысокого роста. Как только ему стали подкладывать подушечку на сиденье, ситуация сразу же нормализовалась.

В 1959 году случается главный поворот в судьбе Юрия Гагарина. Узнав о том, что ведется отбор кандидатов на полеты за пределы земли, он незамедлительно подал рапорт и приглянулся Сергею Павловичу Королеву. Основоположник практической советской космонавтики отбирал ребят, в упор не обращая внимания на их летный опыт и навыки. Первая ракета была мала. И требовался кандидат, рост и вес которого идеально отвечали бы параметрам кабины. Так Юрий, рост которого по одним данным был 165, а по другим – и вовсе 157 см, оказался среди 20 кандидатов, отобранных для первого полета человека за пределы земной атмосферы.

Он был таким же, как все, но покорял и врачей медкомиссии, и лиц, ответственных за предстоящий технологический прорыв всемирного масштаба, и даже своих конкурентов, честностью и открытостью, работоспособностью и доброжелательностью. Королев устроил космонавтам экзамен на честность, поинтересовавшись, как они чувствуют себя в центрифуге.
– Отлично, Сергей Павлович! – бодро отрапортовали кандидаты из первой пятерки. И только Гагарин откровенно, с его честной улыбкой на лице, признался: – Плохо… Я ее ненавижу!

…«Опередить любой ценой!», «Отправить человека в космос в первых числах второй декады апреля!». Были получены данные, что американцы «запустят» своего «первого» уже в 20-х числах апреля 1961 года. Это ли не подлинный авантюризм? Ведь второпях не были установлены ни система аварийного спасения космонавта, ни оборудование, которое позволило бы сделать посадку мягкой. Но казалось, что молодого коммуниста, годом ранее принятого в КПСС, хранил сам Бог. Никакие проблемы и недоработки не помешали полету. Он поднялся в небеса и спустился с небес на землю настоящей советской иконой.

Грандиозные празднества в его честь, встречи, приемы на международном уровне, легендарная «Миссия мира», позволившая ему побывать в более чем 20 странах в статусе, куда более важном, чем статус обыкновенного дипломатического представителя. Пожать ему руку считали за честь лидеры других стран, президенты, премьер-министры, короли и вожди. Из него усердно делали общественного деятеля. А Гагарин мечтал летать. Он видел себя в составе новых космических экипажей и, стремясь совершенствоваться в выбранной однажды и навсегда профессии, поступил (имея погоны майора!) в Военно-воздушную инженерную академию. Он окончит ее незадолго до того страшного эпизода, который произошел весной 1968 года.

Какие высоты ждали первого летчика-космонавта? И почему они оказались не покорены? Это уже другая история.



Возврат к списку новостей